В Мурманске директору центра, где погиб ребенок-инвалид, через шесть дней после трагедии дали премию

Мама мальчика спустя два года после случившегося продолжает искать правду

В Мурманске директору центра, где погиб ребенок-инвалид, через шесть дней после трагедии дали премию

Мироша подавился куском сосиски.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

— Это был долгожданный и очень желанный ребенок. Когда он родился в шесть месяцев, мы его выцарапывали из всевозможных неприятностей, — голос Оксаны Сбоевой дрожит, но вспомнить о большом горе она должна.

Богатырек

Страшный день – 15 декабря 2017 года: день рождения Оксаны и день смерти ее шестилетнего сына Мироши.

Мальчик появился на свет с определенными проблемами по здоровью, получил инвалидность. Смотришь на фотографию – крепкий, румяный богатырек, как его называют родные. Общительный и добрый ребенок, как поясняет его мама, только был не ярко выраженный ДЦП — походка несколько отличалась от других детей, была нарушена координация движений, а еще он не мог сам пережевывать грубую пищу. Именно последнее сыграло немаловажную роль в трагедии.

В обычный садик Мироше было бы сложно ходить, даже если бы он был приспособлен для особенных деток. Поэтому Оксана, по совету лечащего невролога решила отдать его в Мурманский центр социальной помощи семье и детям (МЦСПСиД), чтобы ребенок получил социальные навыки, а также поддержку специалистов, например, логопеда, так как мальчик говорил только простые слова: «мама», «папа», «дай». К слову, женщина полностью посвятила себя воспитанию сына, и даже когда приходила с ним в соцучреждение долго самостоятельно его кормила.

— Кроме меня это никто не мог сделать. Мироша мог есть только измельченную еду, кусковая твердая пища ему была противопоказана. Сколько мы ни занимались, ни ходили к специалистам, жевать он так и не научился – не было рефлекса, — поясняет Оксана. – На полный день я его не оставляла, часа на 2-3 – на занятие с логопедом, игру с детьми, социализацию.

Как в тумане

Увы, постоянно находиться с сыном она не могла, тем более что Оксана сама получила инвалидность — после родов появилось серьезное заболевание, которое надо было лечить. Вот и 15 декабря оставила Мирошу в центре. Что было дальше, Оксана помнит очень смутно. Ей позвонили и сказали, что сын погиб…

— В тот день я готовилась к очередной операции. У основного воспитателя якобы заболела голова, нянечка, которая имела навыки кормления, ушла в отпуск. Мирослава отдали какому-то незнакомому мне специалисту, которая не умела кормить моего ребенка. Она отвернулась, Мироша схватил еду, подавился. Спасти его не смогли, — с болью и слезами говорит Оксана.

В приговоре суда трагедия, как обычно, описана сухими словами: «15 декабря 2017 года во время приема пищи малолетний Братышев подавился куском колбасного изделия, которым были закрыты его дыхательные пути. В связи с отсутствием в отделении медицинских работников, что явилось следствием управленческих решений директора Егоровой, ребенку своевременно не была оказана качественная неотложная медицинская помощь, что повлекло за собой наступление его смерти».

На деле же все было так: мальчику дали на обед сосиску, но не измельченную, а разломанную вилкой. Один из кусков застрял у Мироши в горле, но это поняли не сразу. После еды он играл, хоть и показывал воспитателю, что ему что-то мешает. А потом у ребенка стали синеть губы, а сам он задыхаться. Только тогда взрослые спохватились.

В Мурманске директору центра, где погиб ребенок-инвалид, через шесть дней после трагедии дали премию

Мироша ходил в центр, где за ним недоглядели взрослые. Фото: Оксана Сбоева

Премия за успешную работу…

Похоронами занимался старший сын, а женщина на протяжении двух лет пытается добиться, чтобы были наказаны все виновные в трагедии лица.

Обвинение было предъявлено директору МЦСПСиД Ирине Егоровой. Ее осудили по статье 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». За гибель ребенка она получила два года условно и дополнительное наказание в виде двух лет лишения права занимать должности на государственной службе.

— Спустя два года осужденное лицо сможет также работать, и как знать, возможно с вашими детьми, — говорит Оксана.

Также предъявлено обвинение по уголовной статье 293 «Халатность» заведующей отделения МЦСПСиД, по уголовной статье 238 «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» — подменному специалисту по реабилитации инвалидов.

На сегодняшний день Следственный комитет РФ проводит процессуальную проверку по статье 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» в отношении врача-педиатра и старшей медсестры отделения центра, по статье 125 УК РФ «Оставление в опасности» в отношении младшего воспитателя и основного специалиста по реабилитации инвалидов, группы, которую посещал Мирослав.

Сейчас все они продолжают работать в центре.

Кто виноват

Оксана уверена: нельзя рассматривать это преступление как вину одного человека.

— На протяжении длительного времени я сама обучала двух сотрудников центра – младшего воспитателя и социального педагога группы, как кормить моего сына. Больше никому кормление своего ребенка я не доверяла. Я каждый день, когда приводила Мирошу в центр, напоминала о том, что он не может жевать грубую пищу, предупреждала работников центра о том, что нельзя при Мирославе оставлять пищу на столе без присмотра персонала. Понимаете, это было дело секунды, чтобы Мироша схватил еду и затолкал ее в рот. У нас до прихода в центр было два случая удушья пищей Мироши, это доли секунду, когда ребенок перестает дышать. Оба раза мой малыш лежал в реанимационном отделении, но даже после этих несчастных случаев выходил с полным сохранением интеллекта и без серьезных последствий для здоровья, так как мною своевременно были оказаны все мероприятия неотложной помощи до приезда скорой медицинской помощи. И это, несмотря на то, что у меня нет медицинского образования, только теоретические навыки из медицинской литературы и интернета оказания первой неотложной помощи, — продолжает наша собеседница.

Казалось бы, приговор Егоровой вынесен. Но для Оксаны ставить точку рано. Во-первых, ее возмущает то, что всего спустя шесть дней после трагедии (ребенка даже не успели похоронить) директор получила благодарность от губернатора Марины Ковтун с формулировкой «За добросовестный труд, высокий профессионализм, личный вклад в социально-экономическое развитие Мурманской области», а также премию в 100 тысяч рублей от министра социального развития и труда Мурманской области Сергея Мякишева из бюджета центра, в котором погиб ее ребенок. Оксана направляла письма во всевозможные инстанции: мол, как можно награждать человека, по вине которого погиб ребенок? В итоге она добилась, того что благодарность Марина Ковтун отменила, но вот премия у Егоровой осталась.

В Мурманске директору центра, где погиб ребенок-инвалид, через шесть дней после трагедии дали премию

В МЦСПСиД нашли много нарушений. Фото: Оксана Сбоева

Во-вторых, поражает Оксану и равнодушие непосредственного работодателя Егоровой – Сергея Мякишева, который не торопился отменять премию. Также, принимая Ирину Николаевну на ведущую должность соцучреждение, он не мог не знать о факте ранее привлечения ее к уголовной статье. Еще одна иголка в сердце женщины, потерявшей сына, то, что лица, на сегодняшний день находящиеся в статусе подсудимых и обвиняемых, после гибели Мироши не были своевременно отстранены от работы с детьми с ограниченными возможностями и не были привлечены к дисциплинарным наказаниями.

Трудовые отношения с Егоровой были расторгнуты перед приговором суда только спустя 14 месяцев после трагедии с формулировкой «По собственному желания». Только после вмешательства следователей она была изменена на «По согласованию сторон».

Писать каждый день

Там, к слову, в министерстве социального развития и учреждении ГОБУСОН трагедию комментируют очень скупо. Мол, да, несчастный случай с летальным исходом был, с 2017-го по 2019 год министерство провело 3 плановые и 6 внеплановых проверок, все недостатки были устранены в установленные сроки. Например, изменен порядок приема детей-инвалидов в учреждение и организована доставка тех, кто маломобилен.

— Но в этом центре было множество нарушений. Вы посмотрите на его внешний вид! Учреждение находилось в крайне неблагоприятном районе, с ничтожно малой инфраструктурой, с ужасающей детской площадкой, не приспособленной для детей инвалидов, — говорит наша собеседница. — Работа персонала тоже вызывает вопросы: я лично разговаривала с папой девочки, которой в 2014 году в указанном центре сломали ножку. По данному факту было возбуждено уголовное дело, на сегодняшний день дело приостановлено. По суду семье девочки учреждение выплатило компенсацию за моральный вред в размере 50 тысяч рублей.

Даже после трагедии организация предоставления социальных услуг детям инвалидам оставляет желать лучшего. Об этом свидетельствуют результаты проверок — результаты зафиксированы следователями и прокурорами. К нынешнему директору и младшей медицинской сестре были применены меры дисциплинарного характера, на учреждение был наложен административный штраф.

Еще одна претензия

Только после многочисленных обращений в министерство и правительство Мурманской области в октябре 2019 года отделение центра на Фрунзе перенесли на Старостина.

К слову, у Оксаны есть большие вопросы по работе к Следственному Управлению Следственного Комитета РФ по Мурманской области, которое вело расследование уголовного дела. Женщина уверена, ход ускорился только после того, как она попала на прием к главе Следкома РФ Александру Бастрыкину, а также расследование уголовного дела было изъято из Мурманска и передано в Следственный Комитет России.

Александром Бастрыкиным была назначена служебная проверка. На период ее проведения были отстранены от исполнения должностных обязанностей несколько сотрудников Следственного комитета по Мурманской области. К дисциплинарной ответственности были привлечены восемь сотрудников следственного комитета по Мурманской области, в том числе из высшего состава.

Суд удовлетворил исковые требования Оксаны к Следственному Управлению Следственного Комитета РФ по Мурманской области о взыскании компенсации морального вреда в виду затягивания рассмотрения уголовного дела в отношении гибели несовершеннолетнего ребенка.

В единый день приема граждан Оксана, наконец-то, смогла попасть на личный прием к губернатору Андрею Чибису.

— Он был очень удивлен, узнав полноценную ситуацию. Я сделала вывод, что Андрей Владимирович не до конца был в курсе сложившейся ситуации, хотя практически каждую неделю я писала на его имя письменные обращения, — поясняет Оксана.

Распоряжением Губернатора Андрея Чибиса приказ о премировании осужденного директора был отменен.

Незаконно выплаченные денежные средства в виде премии Егоровой на сегодняшний день, в бюджет Учреждения ГОБУСОН не возвращены.

Впереди еще проверки и суды.

Ее сына уже никто не вернет, но своей бедой Оксана хочет добиться внимания к учреждениям, где занимаются с детьми-инвалидами. И считает, что лица, непосредственно работающие с детками с ограниченными возможностями должны полностью, безапелляционно осознавать всю ответственность за жизнь и здоровья таких особенных деток. Беда не должна повториться.

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *