Дом с сюрпризом

Матери-одиночке продали «свободное» жилье, из которого 15 лет не могут выгнать «квартирантов»

Мечта о недорогом собственном доме обернулась для матери-одиночки Ольги Шершневой сплошными проблемами. В 2017 году она приобрела на торгах по банкротству дом в ближайшем Подмосковье по цене двухкомнатной квартиры. По всем документам дом был свободным. Но на деле оказался с такой историей, что даже суд теперь не может распутать клубок, в который сплелись прежние владельцы дома.

Дом с сюрпризом

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Впрочем, сам же суд когда-то и помог этому. И теперь новая хозяйка вместе с домом получила «вечных квартирантов».

— В Москве живу 12 лет, здесь училась, теперь работаю бухгалтером, — рассказывает Ольга Шершнева. — Я мать-одиночка, моей дочери 6 лет, и я снимаю маленькую комнату в квартире с хозяйкой. Была мечта купить свою квартиру или небольшой дом в Подмосковье, чтобы перевезти туда своих родителей-пенсионеров, живущих за тысячу километров от меня. Узнав, что на торгах по банкротству иногда бывают квартиры и дома намного дешевле, чем на рынке недвижимости, я обратилась к юристам, которые обещали подыскать мне что-нибудь приемлемое. Вскоре нашелся такой дом.

Дом в деревне Жабкино Ленинского района был выставлен на продажу за долги его собственника Бороды Алика перед банком. Цена оказалась подходящей. Документы в порядке. По словам конкурсного управляющего, домовую книгу не заводили даже, а в районном паспортном столе сказали, что прописанных в доме нет. Осмотреть дом удалось только снаружи (Борода и его конкурсный управляющий находились на тот момент не в Москве). Несмотря на это, Ольга решилась на сделку, тем более что торги должны были пройти уже скоро.

Шершнева торги выиграла Но тут же начались проблемы. Борода и другие лица пытались оспорить торги в суде, но безуспешно. Это длилось почти год. В июне 2018 года Ольга зарегистрировала свое право на недвижимость, оформила постоянную регистрацию себе и дочери в УФМС и снова приехала в деревню Жабкино, чтобы хорошенько осмотреть весь дом и начать заселяться. Но в дом ее не пустили.

— Около дома нас встретил мужчина, который представился как Мухаметшин Анис, который заявил, что он хозяин всего этого поселка и что дом я не получу ни при каких обстоятельствах, потому что там живет семья его сестры, — рассказывает Ольга. — Я испугалась, решила застраховать дом от пожаров и других возможных рисков, но страховщикам двери не открыли, т.е. оформить страховку не получилось.

Я обращалась сначала к местному участковому, потом в полицию г. Видное, но не было никакой реакции на мои заявления, мне дали понять: идите в суд, с Анисом здесь никто связываться не будет, а если с домом что-то случится, тогда и придете к нам.

После продолжительных поисков нашлась домовая книга, почему-то оказалась она в районной Администрации. Тут и выяснилось, что в этом доме прописаны Мухаметшина Румия Нигматуловна и Мухаметшина Олеся Науфалевна, сестра и взрослая племянница Мухаметшина Аниса. К этому семейству Шершнева и подала иск о выселении в Видновский городской суд. Но ответчики заявили, что проживают в доме по договору найма, который якобы заключен между Р.Н. Мухаметшиной и бывшим владельцем А.Р. Бородой 11 января 2011 года. Правда, оригинал договора суду не показали, только заверенную копию, к тому же договор найма не был зарегистрирован в Росреестре.

14 февраля 2019 г. суд постановил Мухаметшиных выселить, поскольку критически отнесся к их доводам. По истечении пяти лет договор найма считается законченным, если нет дополнительных соглашений сторон. Их тоже суду не представили.

Румия Мухаметшина обжаловала это решение, но вышестоящий суд оставил его в силе. На этом месте обычно тяжбы заканчиваются — истец обращается к приставам, те занимаются выселением. Но все пошло иначе.

— Мне долго не выдавали полное решение суда, — рассказывает Шершнева. — То судья в отпуске, то дел много. А потом вдруг выяснилось, что Видновская прокуратура, которая в ходе рассмотрения дела поддерживала мою позицию, спустя два месяца вдруг потребовала решение суда отменить, ссылаясь на решения судов 2006 и 2007 годов, когда Мухаметшиных пытался выселить Борода, купивший дом при банкротстве предприятия «Анис». В обоих случаях Мухаметшины выиграли эти дела, предоставив лишь копию договор найма до 2011 года.

Но на дворе-то уже 2019 год. Это зампрокурора не смутило, он посчитал, что «из представленной в суд заверенной копии договора найма следует, что бывший собственник жилого дома Борода А.Р. заключил 11.01.2011 договор найма спорного жилого дома с ответчицей Мухаметшиной Р.Н., который не отменен сторонами и действует до 11.01.2021». А «новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора найма».

Шершнева обратилась к Генеральному прокурору с просьбой проверить действия видновского зампрокурора, который что-то в этих решениях суда увидел, а что-то не заметил. После этого представление было отозвано.

Но за это время объявился Борода. Хоть он и был в такой же ситуации, как и Шершнева, но почему-то встал на сторону Мухаметшиных. Он потребовал признать его третьим лицом по делу Шершневой и восстановить срок подачи апелляционной жалобы. И — как по волшебству — вслед за ним вдруг «опомнилась» Олеся Мухаметшина — она якобы до этого не знала, что идет судебное разбирательство, хоть и живет, по ее же словам, в том же доме. Она тоже восстановила сроки, подала апелляционную жалобу. Предстоит новое разбирательство в суде, и решение предыдущего суда уже не действует.

— Таким образом, процесс растянется как минимум на несколько месяцев. И неизвестно, что они еще придумают. Может, так и будут считаться вечными квартирантами? — возмущается Шершнева. — Получается, учли интересы всех, только не матери-одиночки и ее ребенка. Девочку пора в школу записывать, а я не знаю, в какую — не известно, где мы будем жить. Я владелица дома, но в нем живут квартиранты, а я даже плату не получаю — якобы деньги заплачены вперед Бороде. Зато мне приходится выкладывать кругленькую сумму в виде налога на недвижимость и платить ежемесячно за съемное жилье… И еще неизвестно, как происходит оплата коммунальных платежей и электроэнергии и происходит ли вообще. Я ведь там уже прописана, вдруг мне в один «прекрасный» день выставят счет?

Вот что рассказал еще один житель Жабкино, которому тоже довелось судиться с этой семьей.

— В 90-х годах Анис считался очень успешным бизнесменом. В Жабкино он построил несколько домов, которые до сих пор так и называют «поселок Анис».

Но в 1998 году у концерна «Анис» начались финансовые проблемы. А в 2004 году в правоохранительные органы обратились банкиры и бизнесмены, которые заявили, что, оказывается, фирма «Анис» брала кредиты у разных банков под одни и те же активы. Мухаметшина арестовали, почти два года шло следствие, в итоге суд приговорил его к 4 годам колонии за мошенничество.

— Многие дома в этом поселке Мухаметшиным Анисом были проданы разным людям за наличные деньги. Он обещал, что в ближайшее время мы получим свидетельство на собственнось. Но потом выяснилось, что фирма «Анис» банкрот и находится под внешним управлением. Конкурсный управляющий предложил нам договориться и выкупить весь «поселок Анис» одним лотом. Нам объяснили, что в этот лот входят все инженерные сети и забор. В итоге эти объекты пошли с молотка, а мы вынуждены были платить за дома повторно.

Примерно через три года после того, как Анис освободился, нам вдруг приносят договоры от ООО «Слах», которое возглавляет его сестра Румия. Выяснилось, что Мухаметшин инициировал ряд судебных разбирательств между своими компаниями, оформленными на его близких родственников, в ходе которых судом был признан договор от 1999 года о том, что ООО «Слах» приобрело за 1 млн рублей инженерные сети, обслуживающие 17 домов. По решению Видновского городского суда были получены свидетельства о собственности на эти объекты.

По сути, это было похоже на рейдерский захват инженерных сетей. Непонятно, почему Прокуратура и Следственный комитет пропустили это. После решения суда компания «СЛАХ» выждала три года, чтобы мы ничего не знали о решении суда и не могли оспорить его, после чего и начали требовать деньги.

С каждого дома мы должны были заплатить по несколько сотен тысяч рублей за прошедшие три года за использование канализации, электрической подстанции и кабелей, собственником которых вдруг оказался ООО «Слах». Тарифы при этом сильно завышенные.

Жители поселка с этими требованиями не согласились. Компания «Слах» подала иск к владельцам домов в Видновский городской суд, потребовав взыскать «необоснованное обогащение». Видновский городской суд обязал жителей заплатить в соответствии с требованиями ООО «Слах». Но суд второй инстанции проверил их обоснованность, снизил суммы более чем в 10 раз.

— Но пока шла судебная тяжба, ночью рядом с моим домом завалили канализационный люк камнями и мусором, — рассказывает житель поселка. — Подвал дома затопило нечистотами, что вынудило нас жить в наемном жилье почти полгода, пока шел ремонт и выветривался запах. Мне удалось привлечь ООО «Слах» к ответственности. Но полного возмещения ущерба и судебных издержек я так и не получил.

Как же семье Мухаметшиных странным образом удается затягивать судебные процессы и выигрывать дела в Видновском городском суде при поддержке Видновской прокуратуры? Оказывается, все просто — Мухаметшиных защищают адвокаты, ранее работавшие в Видновской прокуратуре и, видимо, имеющие хорошие связи в Видновском городском суде. Иных объяснений творящемуся беспределу и абсурду на ум не приходит.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28150 от 13 декабря 2019
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *